Вконтакте Facebook Twitter Одноклассники InstagramGoogle+
 
 
 
Исследователи Куликова поля

Исследователи Куликова поля

Изучение Куликова поля: история и современность.


    Изучение древностей Куликова поля насчитывает более полутора веков. Возникновение интереса к древностям Куликова поля относится к 20-м годам XIX века, в значительной степени это связано с идеей установки памятников героям Мамаева побоища на поле сражения. Первые заметки о городищах и курганах Куликова поля содержатся в работах краеведа А. Г. Глаголева (1793–1844), в которых упоминаются городище в приходе села Себино и курган у села Никитского на Непрядве. М. Н. Макаров (1785–1847) во время своего посещения в 1825 году Куликова поля первым из исследователей осмотрел курган у реки Смолки.

     По мере накопления новых сведений в середине – второй половине XIX века появляются новые публикации о древностях Куликова поля. Известия о городищах в городе Епифани, у сел Колодези, Красное, Устье, курганов у села Монастырщино и деревни Исаковка появляются на страницах печатных трудов тульских историков и краеведов И. Ф. Афремова (1794–1866), И. П. Сахарова (1807–1863), В. М. Борисова (1847 – начало 1900-х), Д. Г. Гедеонова (1806 – не ранее 1877), П. И. Малицкого (1851–1919).

    Первым, кто обратился к практическому изучению археологических объектов Куликова поля, был Н. И.Троицкий (1851–1920), действительный член Московского археологического общества, тульский историк, археолог, искусствовед, создатель первого тульского музея "Палата древностей". Н. И. Троицкий трижды (в 1884, 1886,1887 годах) с исследовательскими целями посетил Куликово поле; во время этих поездок Н. И. Троицкий приобретал у местных крестьян каменные орудия, находки палеонтологии, монеты, украшения, старинное оружие, осматривал археологические памятники. Ученому принадлежит открытие городища в селе Красные Буйцы. Привлекая письменные источники, Н. И. Троицкий попытался проследить историю Куликова поля от первобытного времени до XVII века включительно, при этом сделав ряд верных выводов и ценных наблюдений.

    В 1914 году Тульской губернской ученой архивной комиссией было проведено археологическое анкетирование на территории Тульской губернии. Это позволило существенно пополнить количество имеющихся в распоряжении исследователей материалов по археологии региона Куликова поля. В 20–30-е годы XX века Куликово поле как объект исследования привлекало тульских краеведов и историков П.В. Нарциссова, В. Н. Ашуркова (1904–1990), М. А. Дружинина (1896–1938). Небольшие археологические разведки на северной окраине Куликова поля провел в 1939 году археолог Тульского краеведческого музея Г. А. Доррер (?–1942). Им были составлены описания и выполнены схематические планы городищ у деревень Колодези и Судаково. Спустя 18 лет археолог МГУ С. А. Изюмова в 1957 году провела небольшие разведочные работы в окрестностях села Монастырщино, где ею был открыт древнерусский грунтовый могильник. В результате небольших раскопок исследовательницей было обнаружено 15 погребений XII–XIII веков. В период работ по составлению Свода памятников истории и культуры Тульской области в 1978 и 1980 годах Тульским отрядом Института археологии АН СССР под руководством В. Г. Мироновой (1943–2002) были обследованы и поставлены на охрану ряд археологических памятников Куликова поля. В преддверии 600-летнего юбилея Куликовской битвы разведочным отрядом ГИМ под руководством Н. В. Тухтиной проводились разведочные работы по поиску находок на территории поля битвы.

    В целом, несмотря на длительный период накопления данных, внимание исследователей было приковано лишь к городищам и курганам региона. Те немногие экспедиции, проведенные краеведами и археологами на территории Куликова поля до начала 80-х годов XX века, носили спорадический характер и не были системными. Узкий круг источников о древнем и особенно средневековом этапе истории Куликова поля и во многом бесплодные попытки поиска реликвий на месте сражения со всей остротой поставили вопрос о необходимости плановых работ на Куликовом поле.

    Именно с этими целями к археологическому изучению Куликова поля в 1981 году приступила Окско-Донская археологическая экспедиция (с 1985 года Верхне-Донская экспедиция)  Государственного Исторического музея под руководством Б. А. Фоломеева (1941-2002), М. И. Гоняного, А. К. Зайцева. Перед исследователями Куликова поля встала задача проведения масштабных разведочных работ. Они велись на территории Богородицкого, Куркинского, Кимовского и Узловского районов Тульской области. В течение 18 лет разведочными отрядами Б. А. Фоломеева, М. И. Гоняного, А. П. Мошинского, Г. К. Патрик, В. П. Гриценко, О. Н. Заидова, А. Н. Наумова в бассейне верховьев реки Дон было открыто свыше 350 археологических памятников различных эпох. Тем самым были созданы условия для более детального изучения древней истории этой территории.

    Параллельно с разведочными исследованиями разворачивались археологические раскопки. Важнейшим условием, предопределившим продуктивность и значимость археологических работ в регионе, стала их тесная взаимосвязь с палеобиологическими, палеогеографическими и геофизическими исследованиями.

    На стоянках и поселениях эпохи камня и бронзы археологические раскопки велись Б. А. Фоломеевым (Монастрыщина-2а и 2б), Ю. Г. Екимовым (Мельгуново-1, 3), Т. В. Наумовой (Куликовка-2), Е. Ю. Гаком (Белоозеро-1, Красное-1а, Устье-5, Лесопитомник-4б). Результатом работ стало открытие сложной и многоплановой картины взаимодействия лесных и степных племен верховьев Дона на протяжении 4 тысячелетий.

    Особенно активно проводились работы на древнерусских археологических памятниках. При этом исследовались все категории объектов – селища, городища, грунтовые могильники. Более 20 лет отрядами М. И. Гоняного, А. Н. Наумова, Р. В. Клянина, А. В. Шекова, В. П. Гриценко исследовались десятки тысяч квадратных метров культурного слоя на селищах Монастырщина-2, 3 и 5, Вединец-1 и 9, Устье-3, Смолка-1 и 2, Березовка-4 и 5. Итогом работ стало выявление многообразной культуры древнерусского этапа заселения Куликова поля, особенностей планировки крестьянских дворов, жилых и хозяйственных построек, занятий и промыслов населения этого периода.

    Экспедицией М. И. Гоняного в 1988–1990-х годах проводятся значительные по площади раскопки городищ у деревень Колодези, Устье, Красные Буйцы. Результатами этих исследований стало детальное изучение планировки площадок городищ, конструктивных особенностей оборонительных сооружений, а также создание архитектурных реконструкций и определение функционального назначения этой категории древнерусских памятников Куликова поля.

    Раскопки осуществлялись на всех известных древнерусских погребальных памятниках Куликова поля. В 1984–1997 годах  М. И. Гоняным, Н. Г. Недошивиной, О. Н. Заидовым было исследовано более 650 древнерусских захоронений на 5 грунтовых могильниках этого региона. Полученные результаты дали обширную информацию для обобщений в исследованиях погребального обряда и этнической принадлежности древнерусского населения Куликова поля, а также в изучении процессов распространения христианства и сохранения языческих пережитков.

    С начала 90-х годов XX века начинает активно разрабатываться проблема изучения древнерусских ремесел на сельских памятниках Куликова поля. Объекты гончарного и железоделательного производства были обнаружены на селищах Монастырщина-5, Вединец-1, Березовка-5, Устье-3. Отрядом под руководством А. Н. Наумова проводится целенаправленное изучение сыродутных и кузнечных мастерских селищ Грязновка-2, Себино-8 и 9, Колесовка-1, Горки-10. Это позволило выяснить сущность производственных процессов и технологий, применявшихся древнерусскими ремесленниками на Куликовом поле.

    Работы на селищах XVI–XVII веков Куликова поля возглавил отряд Тульской археологической экспедиции под руководством В. П. Гриценко. В 1990–1996 годах были проведены широкомасштабные раскопки селища Мельгуново-4а недалеко от Епифани. В 1997 году полностью раскапывается селище-летник XVI–XVII веков на балке Березовская.

    Отдельной важной задачей археологических исследований на Куликовом поле является проведение цикла работ, связанных с поиском объектов и находок Мамаева побоища. С этой целью в 1983–1984 годы под руководством А. П. Мошинского проводились раскопки кургана в пойме реки Смолки, который, по преданиям, являлся местом захоронения павших в Куликовской битве. Однако курган содержал захоронение эпохи ранней бронзы. В 1985 году с целью поиска захоронений Куликовской битвы в селе Монастырщино у храма Рождества Богородицы и по высокому коренному берегу реки Дон была заложена серия поисковых траншей общей протяженностью 600 метров. И хотя работы не принесли успеха, они сыграли важную роль в отработке версий локализации могил погибших в Куликовской битве. Разработанная М. И. Гоняным методика детальных разведочных работ позволила сделать новый шаг в области изучения территории поля Куликовской битвы. С 1995 года под руководством М. И. Гоняного и О. В. Двуреченского непрерывно ведутся целенаправленные поиски реликвий сражения с использованием металлодетекторов. Уже сейчас можно утверждать, что эпицентр Куликовской битвы локализован. В преддверии 625-й годовщины сражения активизировались поиски могильника русских воинов. С этой целью осуществляется аэрофотосъемка поля битвы, ведутся исследования с применением геоэхолокационных методик, возобновились разведки и раскопки грунтового могильника в селе Монастырщино как возможном месте захоронений.

    В настоящее время по степени изученности и богатству фактологической базы Куликово поле – один из самых представительных сельских регионов в славяно-русской археологии, сравнимый с такими известнейшими в русской медиевистике историческими территориями, как Суздальское ополье и окрестности Чернигова. Наряду с изучением таких важных в историко-археологическом отношении регионов, как Верхнее Поочье, районы Старой Рязани, Воронежа, Ельца, исследования территории Куликова поля играют существенную роль в воссоздании политической и социально-экономической истории всей Юго-Восточной Руси.