Вконтакте Facebook Twitter Одноклассники InstagramGoogle+
 
 
 
ЭТНОГРАФИЯ

ЭТНОГРАФИЯ

Этнографические исследования Куликова поля

    Главной задачей этнографической экспедиции Государственного музея-заповедника «Куликово поле», начавшей в 1998 году исследования в междуречье Дона и Непрядвы, является определение современного состояния района Куликова поля с этнографической точки зрения, а также наиболее перспективных маршрутов и культурных локаций. Работы проводятся в режиме разведок по специально разработанным методикам и программам.

    За 7 лет работы были обследованы 82 населенных пункта Богородицкого, Воловского, Кимовского, Куркинского районов Тульской области, Данковского района Липецкой области, опрошен 191 информант (респондент), собрана этнографическая коллекция из 164 предметов (в основном старинная одежда, образцы ткачества, вышивки, керамики, предметы кузнечного производства, прялки, домашняя утварь и другие).

    Полученные материалы исследований нашли свое отражение в 14 научных статьях, научно-популярной книге «Священные места Куликова поля», докладах на 10 научных конференциях и семинарах в Туле, Калуге, Муроме, Институте этнографии и антропологии имени Н.Н. Миклухо-Маклая РАН. Был организован также региональный фольклорно-этнографический семинар для исследователей народной культуры Тульского края, оказывалась методическая помощь в проведении этнографических исследований для Новомосковского археологического музея, Каменского краеведческого объединения.

    В 1999 году в Историко-этнографическом музее в поселке Епифань создана выставка «Куликовское узорочье» (прядение, ткачество и вышивка Куликова поля). Предоставлены предметы материальной культуры в экспозиции Государственного музея-заповедника «Куликово поле» «Секреты тульских мастеров» (Музейно-выставочный центр «Тульские древности»), «Купеческая лавка и погреб» (Историко-этнографический музей в поселке Епифань).

    В июле 2008 года на Куликовом поле прошла очередная фольклорно-этнографическая экспедиция. Была обследована северо-западная часть региона музея-заповедника (округа сел Малевка-Бахметьево Богородицкого района). Всего обследовано 6 населенных пунктов, опрошено 18 информаторов). Наиболее интересным представляется собранный материал, посвященный народной медицине, быличкам, топонимическим преданиям, связанным с Куликовской битвой.

    На сегодняшний день, опираясь на проведенные исследования, можно сделать следующие выводы:

    1. Народная культура Куликова поля в настоящий момент имеет ярко выраженные черты южнорусской группы. Но, исходя из некоторых особенностей, территорию Куликова поля можно условно разделить на 2 части: северо-восточную (к востоку и северу от рек Непрядвы и Дона, более лесистую), где прослеживается влияние народных традиций Рязанского края, и юго-западную (к юго-западу от рек Непрядвы и Дона, более степную).

    2. Народная культура Куликова поля сформировалась весьма самобытным образом в связи с особенностями заселения этой территории. Основные же, степные, территории поля заселяли люди из самых разных земель. Сейчас достоверно известно (по архивным и этнографическим материалам), что на Куликово поле в XVI-XIX веках переселялись жители московской, рязанской, новгородской, владимирской, ростовской, курской, орловской земель, вероятно, жители белозерской, польско-литовско-белорусских земель. Можно предположить, что здесь в свое время осели и выходцы из бывших ордынских земель, а также черкасские казаки. Куликово поле стало своеобразным «кипящим котлом», в котором постепенно сплавились субкультуры пришлого населения и появилась народная культура Куликова поля. Хотя и сейчас, при всем единообразии, отголоски той давней ситуации, а, подчас и вражды, проявляются в той или иной степени.

    3. Традиционная народная культура умирает. Из традиций сельского хозяйства остались лишь традиции огородничества (в модернизированном варианте) и некоторых полевых работ (покос). Что касается традиционных промыслов и ремесел, то достаточно широко сохраняется домашнее прядение («для себя»), вышивание, плотницкое дело, плетение корзин, валяние валенок. Гончарный же промысел, ткачество, кузнечество, кирпичное производство, добыча камня и другие прекратились повсеместно в связи с индустриализацией и модернизацией жизни. В то же время появились новые, необычные промыслы, такие как починка радио- и телеаппаратуры, авторемонтные работы и другие.

    4. Традиционные одежда и обувь давно канули в прошлое. Сохраняемая до сих пор старинная одежда домашнего производства используется теперь исключительно в сакральном контексте – в календарных, свадебных, похоронных обрядах. В этом же контексте могут употребляться и другие, не обладавшие в прежние времена таким статусом, предметы домашнего обихода . То есть мы наблюдаем сакрализацию предметов по принципу древности изготовления.

    5. Обрядовый элемент традиционной культуры Куликова поля в настоящий момент характеризуется тем, что большинство ритуалов либо забыты, либо шаблонны, исполняются неосознанно – местные жители, совершающие обряды, уже зачастую не могут объяснить, для чего производятся различные действия, произносятся тексты. Наибольшую сохранность имеют обряды похоронно-поминальные (в связи со своим наибольшим консерватизмом). Широко бытуют календарные обряды, однако часть их утрачена или неактуальна в настоящий момент. Безусловно, большинство обрядов подверглись модернизации, особенно свадебный и крестинный. Необходимо также учитывать привнесенные в XX веке из других регионов элементы обрядности, а также советские переработки и влияние СМИ.

    6. Жанры фольклора Куликова поля являются типичными для русского населения Центральной России. Достаточно ярко представлены топонимические и исторические предания. Топонимические предания, как правило, ремотивационные и связаны с природными особенностями территории, помещиками, проживавшими здесь до 1917 года, с первопоселенцами, храмами, историческими личностями (Пушкин, Грибоедов, Ляпунов, Екатерина II). Основными мотивами исторических преданий являются рассказы о подземных ходах, об инородцах (татары, цыгане), исторических личностях (Петр I, Л. Н. Толстой), кладах, борьбе с татарами, первопоселенцах, разбойниках. Основными мотивами легендарных рассказов являются легенды о святых колодцах, легенды, связанные с храмами, иконами, святыми, Богом. Особо выделяется пласт легенд и преданий, связанных с Куликовской битвой и ее участниками. Территория Куликова поля, пожалуй, - единственное в России место, где события 1380 года стимулировали создание значительного количества образцов фольклора, посвященных знаменитому сражению. На этом фоне выделяется епифанское предание о литовцах Ягайло и подвиге местного жителя Епифана, а также предания о татарах, легенда о камне-следовике, на который опирался раненый Дмитрий Донской. Наиболее массовый вид фольклора – былички, для которых характерны сюжеты о колдунах и колдуньях, покойниках, домовых, русалках и прочей нечисти. Бытование сказок чрезвычайно редко (зафиксирована одна сказка). Среди календарной поэзии лучше всего сохранилась в народной памяти поэзия святочного цикла («овсени», рождественские причеты), весенние заклички. Зафиксированы также свадебные, лирические, рабочие песни. Среди малых лирических жанров до сих пор наиболее активно бытуют частушки и припевки.

    7. Необходимо учитывать и такой фактор, как размывание традиционного сельского общества, которое сохраняло достаточно долгое время старые, если не сказать старинные, черты (и, пожалуй, было законсервировано, с рядом модификаций, колхозным строем). В настоящее время, помимо внутренних причин развала традиционного общества (уход большой части молодежи в города, укрупнение поселений и, как следствие, вымирание мелких деревень, нарушение преемственности поколений на новом месте, особенно когда старики остаются на старом месте, а также усиливающаяся разобщенность населения в крупных поселках), добавились и такие: скупка домов и/или переселение городских жителей в сельскую местность (в ряде деревень из 30 домов местным уроженцам принадлежат 3-6), а также переселение сюда из бывших союзных республик беженцев (турок-месхетинцев, азербайджанцев и других). В силу этих причин создается и несколько напряженная обстановка, а также размывание традиционной народной культуры Куликова поля.

    Несмотря на разрушение традиционного уклада (в связи с реформами XIX-XX веков) народная культура Куликова поля во многом сохранила свою самобытность. Это проявляется в бытовании некоторых традиционных занятий, социальной значимости некоторых календарных праздников (масленичных, троицких, купальско-петровских) и бытовых (погребально-похоронные, свадебные) обряды. Среди фольклорных жанров в наши дни наиболее популярны устные рассказы, предания, легенды, былички, частушки, календарная поэзия. Особо выделяется на этом фоне комплекс легенд и преданий, связанных с Куликовской битвой. Среди новаций в народной культуре Куликова поля можно выделить: в фольклоре – перенесение жанров из одной группы в другую (изменение песенного строя свадебного и календарного обрядов), в домашней промышленности – видоизменение традиционной вышивки (добавление новой техники, использование новых материалов, изменение традиционного колорита), в календарных обрядах – модернизация обрядов и обрядовой одежды, в бытовых обрядах – видоизменение свадебных и погребальных обрядов.

    Из вышесказанного напрашивается сам собой вывод: этнографическая наука исчезает как вид, по крайней мере, исследования подобного рода на Куликовом поле бесперспективны. С одной стороны, это так. Этнография в чистом виде в настоящее время уже не может выполнять социальные функции, так сказать, «социальный заказ» общества. Поэтому в последнее время ученые пришли к выводу, что необходимо проводить исследования на стыке наук (например, топонимика и фольклористика), подобный метод дает самые лучшие результаты. Что касается Куликова поля, то необходимо уточнить, что население на этой территории продолжает жить, работать, отдыхать, справлять праздники. Мысль о том, что исследовать эту территорию бесперспективно, в корне ошибочна. Так рассуждают обычно этнографы-традиционалисты, для которых «чем древней – тем лучше». Но, повторим, этнография – это наука о современности. Поэтому, с точки зрения сторонника так называемой современной этнографии, сложившаяся на Куликовом поле ситуация обещает интересное развитие, материал о межэтническом и межконфессиональном взаимодействии, проникновение элементов современности в традиционную культуру.

    В связи с этим и определяются основные перспективы дальнейших исследований народной культуры на Куликовом поле:

    1. Продолжение создания знаний о традиционной народной культуре с целью обобщения и издания отдельной книгой.

    2. Расширение исследований современной народной культуры, создание специальных программ и вопросников.

    3. Исследование социально-демографических, этнических процессов на Куликовом поле в XVI-XX веках с целью создания общей картины о конгломерате субкультур, который и вылился в народную культуру Куликова поля.